Обеспечение безопасности школ и других образовательных учреждений - зарубежный опыт



массовые убийства, скулшутинг, терроризм, преступления и другие угрозы, текущее положение, обзор зарубежного опыта, проект комплексной системы обеспечения безопасности образовательных организаций в России

 Обеспечение безопасности школ, других образовательных организаций
и учреждений с массовым пребыванием детей

Работу над статьей о безопасности школ и других учебных учреждений я начал сразу после событий 17 октября 2018 года в Керченском политехническом колледже. Тогда произошла страшная трагедия, в которой 20 человек погибли и еще 67 получили ранения различной степени тяжести. В тот день, мы впервые столкнулись с таким страшным явлением современности - как массовые расстрелы в учебных учреждениях. Как это не печально, но трагедия в Керчи была предсказуема, она стала закономерным итогом политики игнорирования потенциальных угроз, которую активно ведет руководство МВД России. Предсказать появление отечественных «Колумбайнеров» было не сложно, только за четыре года, предшествующих керченским событиям, подобных случаев в нашей стране было, как минимум, пять - в Москве, Ивантеевке, Перми, Улан-Уде и Стерлитамаке. Это только те происшествия где преступникам удалось реализовать свои замыслы, а было еще несколько фактов, когда подобные преступления удалось предотвратить на стадии подготовки. Да, эти случаи были менее значительными по масштабам и последствиям, но являлись очень явными предвестниками большой трагедии, и она не заставила себя ждать. Массовое убийство в Керченском политехническом колледже, в нашей стране вывело эту угрозу на новый уровень, к которому правоохранительные органы оказались совершенно не готовы. Поэтому вполне закономерным итогом стало то, что вскоре, события в Керчи получили продолжение, сначала в Казани, потом в Перми.
Эти трагедии, в очередной раз наглядно продемонстрировали полную беззащитность школ, других учебных учреждений и мест с массовым пребыванием детей, перед преступниками и террористами. Каждый раз после очередной атаки проводятся совещания, обсуждения, заседают штабы и комиссии, вырабатываются планы и решения, но происходит новая трагедия и вновь хронология событий показывает, что преступниками использовались одни и те же уязвимости. Такая ситуация ставит под вопрос эффективность существующей системы обеспечения безопасности школ и других учреждений с массовым пребыванием детей, но чаще звучит другой вопрос – а эта система в нашей стране вообще существует? Судя по складывающейся на сегодняшний день ситуации – нет. Точнее есть, формальная, на бумаге, в виде планов, справок, указаний, 99% которых представляют ценность лишь в качестве макулатуры. Из всего вышесказанного напрашивается лишь один вывод: недооценив уровень угрозы, мы упустили момент, когда её можно было спрогнозировать и пресечь на стадии появления и развития, теперь схему противодействия нужно выстраивать иначе, разделив на два ключевых направления:
1. Система прогнозирования, выявления на ранней стадии и профилактики.
2. Система сдерживания и пресечения.
По первому направлению, это по большей части задача для психиатров, психологов, социологов и педагогов. Выстроить эту систему быстро не получится. По мнению специалистов, к которым я обращался, на это уйдут годы, если не десятилетия. Дело в том, что никакой серьезной научной базы по данному направлению в нашей стране пока нет, нужны годы работы, сотни исследований и экспериментов.
По второму направлению, тоже, все нужно начинать с нуля. Свою версию, того, как это можно было бы сделать, я изложу в этой статье. Поиск мотивов преступников и причин их действий, предлагаю оставить психологам, социологам и педагогам, а поиск «крайних» - чиновникам, политологам и «сетевым экспертам». В своей работе я преследовал иные цели: разобраться не с первым извечным вопросом «Кто виноват?», а постараться найти ответ на второй «Что делать?», а главное, как именно это сделать?

Обеспечение безопасности школ и других образовательных учреждений, часть 1, обзор зарубежного опыта. Массовые убийства (скулшутинг), терроризм и другие угрозы, как им противостоять? Опыт США, по использовании особых полицейских подразделений для обеспечения безопасности школ и других учреждений с массовым пребыванием детей и подростков

Часть 1.
Обзор зарубежного опыта

Я начал свою работу, с изучения зарубежного опыта противодействия этому явлению и начал с американского. Почему? Дело в том, что сами понятия: «Скулшутинг», «Школьный стрелок», ставший именем нарицательным «Колумбайн», пришли к нам из США, где с этим явлением столкнулись еще в прошлом веке. Какой случай был первым и где он произошел сейчас сказать сложно, единого мнения тут нет, но большинство американских криминологов полагают точкой отсчета массовое убийство в школе Оулиэна, совершенное 30 декабря 1974 года, когда 17-летний учащийся, используя огнестрельное оружие, убил трех человек и еще одиннадцать получили ранения. За почти полувековую историю скулшутинга, именно США, где произошло большинство подобных случаев, на сегодняшний день обладают наибольшим опытом, как в части изучения этого явления, так и в разработке способов противодействия ему.
Изучение я начал с вопросов:
1. Как обеспечивается безопасность в американских школах?
2. Существуют ли в США, положительно зарекомендовавшие себя системы предотвращения и пресечения массовых убийств, в школах и других учебных учреждениях? Если да, то какие? Что касается первого вопроса, то в большинстве случаев ничего особенного, в плане обеспечения охраны образовательных учреждений я не нашел. Металлодетектор на входе, частный охранник (чаще всего не вооруженный), видеонаблюдение, охранная сигнализация, а в некоторых школах, нет даже вышеперечисленного. Однако, в каждой школе существует собственный «Протокол безопасности» (везде используются разные названия, я выбрал наиболее часто встречающееся), который устанавливает четкий алгоритм действий учителей и учащихся при различных угрозах, в том числе и в случаях с массовыми убийствами. Данный протокол постоянно изучается на специальных занятиях, периодически, в ходе учений и тренировок, проводится отработка практических навыков.


Примечание: в США, в части обеспечения безопасности школ и других образовательных учреждений, нет единых, обязательных к исполнению стандартов и правил. Это особенность их государственного устройства - каждый штат, а зачастую и каждый город, самостоятельно решает, как и чем обеспечивать безопасность учебных заведений. Делают, то, что могут себе позволить в рамках своих финансовых возможностей.
На сайтах ФБР и Министерства образования США есть немало материалов, касающихся обеспечения безопасности школ, но все они носят скорее рекомендательный характер.


По второму вопросу, повезло больше. В двух крупных американских мегаполисах: Нью-Йорке и Лос-Анджелесе мне удалось найти примеры особого подхода к вопросу обеспечения безопасности образовательных учреждений, там за это отвечают специализированные полицейские службы, рассмотрим их боле подробно, сначала по отдельности, а потом сравним.

Отдел школьной безопасности Департамента полиции Нью-ЙоркаНью-Йорк
здесь за безопасность школ отвечает - The New York City Police Department School Safety Division (NYPD SSD), переводится как - Отдел школьной безопасности Департамента полиции Нью-Йорка, однако сами жители мегаполиса чаще называют эту службу «школьная полиция».
С 1998 года NYPD SSD является структурным подразделением Департамента полиции Нью-Йорка, до этого он находился в составе городского департамента образования. Это произошло, когда мэром Нью-Йорка был Рудольф Джулиани, известный своим новаторским подходом к вопросам обеспечения общественного порядка и безопасности. Именно в этот период городская полиция подверглась серьезному реформированию, и самое главное, что в ходе этих реформ были достигнуты серьезные положительные результаты. За неполных восемь лет Нью-Йорк под руководством Джулиани и его команды превратился из одного из самых криминальных в один из самых безопасных городов США. Джулиани, судя по всему, был явным сторонником централизации всех правоохранительных органов в единую профильную структуру. Поэтому он вывел практически все муниципальные службы и подразделения с полицейскими функциями (а таковых было немало) из непрофильных отделов и управлений, и переподчинил их городскому Департаменту полиции.


Примечание: в США вся полиция имеет местное подчинение, такого понятия, как единая государственная полиция там просто не существует. К примеру, Департамент полиции Нью-Йорка, который мы рассматриваем в данном случае, это структурное подразделение мэрии города. Комиссар городской полиции (высшее должностное лицо) назначается на должность и снимается с неё решением мэра Нью-Йорка. Финансируется городская полиция полностью из средств городского бюджета. По факту вся полиция Нью-Йорка является муниципальной. Примерно по такому же принципу организовывается и действует полиция и в других американских городах.


В настоящее время NYPD SSD - это достаточно крупное структурное подразделение полиции Нью-Йорка, штатная численность которого на сегодняшний день составляет более 5000 так называемых агентов безопасности, их должности называютсяШкольный агент безопасности Департамента полиции Нью-Йорка School Safety Agents (чаще используется аббревиатура SSA) и 200 полицейских (police officers).
Основная часть сотрудников SSD не имеют полноценного полицейского статуса. Однако несмотря на это, они носят форму аналогичную полицейской (отличается лишь цвет рубашки), также SSA наделены практически всеми полицейскими полномочиями, они могут: производить задержание и доставление в полицейский участок, осуществлять личный досмотр, ограничивать подозреваемого в правах, применять при необходимости физическую силу и специальные средства. Также в арсенале SSA имеется специальный транспорт, с полицейской раскраской и спецсигналами.
Основная задача сотрудников SSA - это обеспечение личной безопасности учащихся и сотрудников муниципальных школ Нью-Йорка, а также охрана их имущества. Агенты обеспечивают пропускной режим на территорию учебного заведения, досмотр учащихся и посетителей на предмет проноса оружия или иных запрещенных предметов на территорию школы. Помимо этого, они патрулируют прилегающую к школе территорию, с целью предотвращения краж, попыток незаконного проникновения, вандализма и иных противоправных действий. Еще одной задачей SSA является контроль за тем, чтобы к школе и детям не приближались лица, в отношении которых установлен судебный запрет.


Примечание: в США существует такой вид ограничения в правах, как запрет появляться в определенных местах или даже приближаться к ним ближе, чем на определенное расстояние, независимо от времени суток. Часто подобные запреты вводятся в отношении лиц, ранее судимых или подозреваемых в преступлениях в отношении детей, им запрещено даже приближаться к школам, детским садам, площадкам и иным детским учреждениям.


Помимо NYPD SSD в полиции Нью-Йорка есть еще одно подразделение, имеющее непосредственное отношение к безопасности учащихся школ, это - Школьные дорожные регулировщики Департамента полиции Нью-Йорка School Crossing Guard (SCG) - (смысловой перевод - Школьные дорожные регулировщики). Сотрудники этого подразделения, одетые в униформу (схожую с полицейской), осуществляют контроль на пешеходных переходах вблизи школ и регулируют движение автотранспорта на этих участках, обеспечивая безопасность детей при переходе проезжей части. Несмотря на то, что SCG является структурным подразделением Департамента полиции Нью-Йорка, его сотрудники в отличие от NYPD SSD не являются полицейскими или агентами, это подразделение полностью гражданское.
Судя по разделу SCG на сайте полиции Нью-Йорка, для трудоустройства туда не нужно иметь даже среднего образования, достаточно хорошо владеть английским, пройти собеседование, сдать тест на наркотики и окончить шестидневный курс обучения в полицейской академии.

Департамент школьной полиции Лос-АнджелесаЛос-Анджелес
здесь за безопасность школ отвечает - Los Angeles School Police Department (LASPD), что дословно переводится как Департамент школьной полиции Лос-Анджелеса. По сведениям из открытых источников, штатная численность этой службы составляет чуть более 500 сотрудников. Но это касается численности аттестованного состава, имеющих статус офицеров полиции, помимо них есть и неаттестованный сотрудники.
Если сравнивать с Нью-Йорком, то в части ведомственной принадлежности тут все наоборот, несмотря на свое название, LASPD входит не в структуру городской полиции, а относится к управлению образования города. Однако это не мешает LASPD являться полноценной полицейской службой, в состав которой входят:
- патрульные подразделения;
- отдел уголовных расследований;
- отряд специального назначения;
- кинологический отдел;
- отдел по связям с общественностью и другими правоохранительными органами;
- отдел психологического обеспечения (в том числе переговорщики);
- учебный центр.
Как можно увидеть из перечня подразделений, LASPD в отличии от своих коллег из NYPD SSD, это более автономная служба, способная самостоятельно решать все поставленные задачи, без привлечения других полицейских служб и подразделений. Хорошо это или плохо сложный вопрос, такая конструкция, при всех видимых плюсах, имеет и ряд серьезных недостатков, но это тема для отдельного обсуждения. В остальном, штатные структуры и принципы деятельности школьной полиции Лос-Анджелеса и Нью-Йорка схожи. Охраной учебных заведений с использованием стационарных постов в LASPD занимаются сотрудники School Safety Officer (SSO), они не относятся к аттестованному составу и не имеют полицейского статуса, по своему функционалу они почти ничем не отличаются от агентов безопасности NYPD SSD. Отдельного, как в Нью-Йорке подразделения по контролю за безопасностью учащихся на автомобильных дорогах и парковках в LASPD нет, эта задача возложена на сотрудников SSO и патрульных.
Основные силы аттестованного состава, это патрульные подразделения, их основная функция — усиление полицейского присутствия вблизи школ и других учебных учреждений, входящих в их зону ответственности. Этим обеспечивается эффективная профилактика и пресечение преступлений и административных правонарушений, а за счет приближенных к школам маршрутов патрулирования, высокая оперативность реагирования на происшествия в учебных учреждениях. Сотрудники LASPD, относящиеся к аттестованному составу, несут службу со служебным огнестрельным оружием. С учетом, наличия в составе LASPD собственного оперативно-розыскного подразделения и отряда специального назначения, они могут не только предотвращать, но и пресекать угрозы как криминального, так и террористического характера.

Какая модель эффективнее, LASPD или NYPD SSD?

Если сравнивать эффективность обеспечения безопасности школ, по имевшимся инцидентам, то здесь их показатели идентичны. Согласно статистическим отчетам ФБР*, за период с 2000 по 2019 год в образовательных учреждениях США было зафиксировано 58 фактов массовых убийств (включая покушения), из которых 43 произошли в школах. Нью-Йорк в данном отчете упоминается один раз: 09 февраля 2004 года происшествие в школе «Columbia High School» - один преподаватель школы получил ранение, стрелок был задержан. В Лос-Анджелесе за этот период также был единственный случай массового насилия в школе. При этом в отчет ФБР он почему-то не попал, возможно, из-за того, что подозреваемая на момент совершения преступления не достигла возраста уголовной ответственности. Речь идет о происшествии, имевшем место 1 февраля 2018 года в школе «Salvador Castro Middle School», где пятеро учащихся получили ранения. Стрелком оказалась ученица этой школы, девочка двенадцати лет, которая была задержана.

* Статистические отчеты ФБР США о зафиксированных фактах (включая попытки) массовых убийств:
2000 - 2013 год;
2014 - 2015 год;
2016 - 2017 год;
2018 год.

По моему мнению, более перспективной является модель, используемая NYPD SSD, такая система организации и деятельности в большей степени соответствует уровню современных угроз. Почему?
Во-первых, School Safety Division это полностью полицейское подразделение, которое является структурной единицей Департамента полиции Нью-Йорка. Прямая принадлежность к полиции обеспечивает NYPD SSD значительно больше возможностей именно в части обеспечения безопасности. В первую очередь, это доступ к информационным ресурсам, которых у полицейского ведомства значительно больше, чем у департамента образования.
Во-вторых, организация безопасности школ в полиции Нью-Йорка имеет больший территориальный охват, за счет дополнительного уровня безопасности, расположенного на дальних подступах к учебному заведению. Этот уровень обеспечивают регулировщики из SCG, которые каждый учебный день, когда дети идут на занятия, дежурят на перекрёстках и пешеходных переходах, расположенных на наиболее интенсивных маршрутах движения, учащихся по дороге в школу и обратно. На первый взгляд кажется, что эти люди просто контролируют соблюдения правил дорожного движения водителями и детьми, останавливают транспорт, чтобы дать школьниками возможность безопасно перейти дорогу, но это только внешняя сторона их работы. Напомню, что в отличие от других городов, в Нью-Йорке дорожные регулировщики являются, хоть и неаттестованными, но служащими полиции, поэтому помимо обеспечения высокого уровня безопасности на дорогах, вблизи школ, они выполняют еще одну, очень важную задачу, а именно: первую линию внешнего наблюдения и выявления потенциальных опасностей. Я не присутствовал на инструктажах сотрудников SCG, но уверен, что помимо контроля за дорожной ситуацией, им ставится задача - вести визуальное наблюдение за подозрительными лицами и транспортными средствами вблизи школ. Делается это в тесном взаимодействии с патрулями NYPD SSD которые в это же время ведут патрулирование районов, приближенных у учебным заведениям, выполняя при этом еще и функции мобильных сил оперативного реагирования на сигналы и происшествиях. За счет такой схемы (патрульные + дорожные регулировщики) вероятность того, что потенциальный преступник или террорист будет выявлен и нейтрализован еще до того, как попадет на территорию школы увеличивается вдвое.
Далее, уже непосредственно внутри учебных учреждений, безопасность жизни и здоровья учащихся, преподавателей, вспомогательного персонала, а также сохранность имущества обеспечивают агенты SSA. Которые, при получении информации от тех же регулировщиков или патрульных, о подозрительных субъектах, двигающихся в направлении школы, успеют принять меры к ограничению доступа на территорию, либо в помещение. К этому я бы добавил еще и негласное оперативное прикрытие школ, которое обеспечивается специализированными подразделениями полиции со специфическими задачами (назовем это так).
В комплексе получается простая, но в то же время достаточно эффективная модель системы обеспечения безопасности школ. Система, состоящая из трех рубежей, два из которых являются внешними, а это, в данном случае имеет первостепенное значение. Внешние рубежи позволяют выявить и нейтрализовать преступника еще до того, как он достигнет здания школы. А это существенно снижает риск того, что от его действий, или в ходе его нейтрализации, пострадают случайные люди. LASPD в своей системе обеспечения безопасности школ и других учебных учреждений выстраивает только два рубежа, внешний и внутренний. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что LASPD компенсирует отсутствие одного из внешних рубежей, более высокой плотностью патрулирования. Согласно открытых источников, штатная численность патрульных офицеров полиции NYPD SSD составляет около 200 человек, в зоне ответственности, которых 1700 школ, у LASPD патрульных вдвое больше, при меньшем (примерно 1300) количестве учебных заведений.
Статистика, подтверждает, что обе (по многим параметрам схожие) модели, работоспособны и эффективны. Но, повторюсь, более перспективной, я считаю модель, используемую Департаментом полиции Нью-Йорка.

Возможно ли, использовать зарубежный опыт в создании системы безопасности школ в России?
За и против.

Я считаю, что систему безопасности школ и других образовательных учреждений, которую используют в таких американских мегаполисах как Нью-Йорк и Лос-Анджелес, вполне можно использовать и в нашей стране, разумеется, при определенной доработке и создании необходимых условий. К этому я хотел бы добавить и то, что эту модель можно не просто скопировать и адаптировать под наши условия, её можно еще и существенно улучшить, повысив эффективность.
Однако, к сожалению, на текущий момент, в России, это невозможно, даже в теории. Дело в том, что данная модель построена на фундаменте службы муниципальной (местной) полиции, которой в нашей стране нет. Но, давайте на секунду представим, что правовая основа есть, и предложенная модель вынесена на широкое обсуждение, что в этом случае скажут скептики и критики?
Думаю, что, в финале все сойдется на двух главных аргументах, вот они:
1. Такая модель не совершенна, эффективность её использования сомнительна.
2. Создание такой системы и её использование слишком дорого.
Что касается первого утверждения, то соглашусь на 100%, совершенных систем безопасности не существует в принципе. К любому, даже самому технически совершенному замку, можно подобрать отмычку. Однако, несмотря на это, никто не отказывается от замков на дверях помещений и сейфов. Главная задача любой системы безопасности – это максимально усложнить преступнику процесс достижения цели, увеличить шансы, что он будет задержан еще до того, как сумеет эту систему преодолеть, а если, и сумеет, то не успеет исполнить задуманное, прежде чем его остановят.
Насчет сомнений в эффективности использования этой модели в нашей стране тоже можно согласиться. Все новое, не испытанное на практике, всегда вызывает обоснованные сомнения. Успешный опыт использования в других странах, далеко не всегда означает, что таковым он будет и в России, особенно, если, как у нас это часто бывает, заниматься бездумным копированием зарубежных лекал.
Поэтому, как я уже говорил ранее, эта модель интересна скорее, как хорошая идея, которую можно взять за основу, детально её изучить, особенно опыт её практического применения. Далее, на её основе, разработать свою, адаптированную, улучшенную и пригодную для использования в нашей стране модель. После, её нужно будет проверить на практике, например, в форме эксперимента, в одном отдельно взятом регионе или даже городе. Увы, но других способов здесь нет, только практика покажет реальный уровень её эффективности и выявит существующие и потенциальные уязвимости. Важно, при проведении такого эксперимента не спешить, система, после её запуска должна отработать не менее 3 лет, только после этого можно будет оценивать предварительные результаты. Тем более, что в данном случае мы особо ничем не рискуем, потому как на сегодняшний день в нашей стране системы безопасности учебных заведений просто не существует. Нет, формально она есть, но по большей части на бумаге, в виде протоколов и решений различного рода советов, комиссий, совещаний и т.п. Однако фактически из всех гласных мер безопасности (про негласные не могу рассуждать, так как не владею достоверной информацией), все, что у нас есть, это посты физической охраны с сотрудниками ЧОП (и то не везде), ну и кое-где еще технические средства безопасности. Правда, не везде исправные, но даже там, где исправные, чаще всего не используемые.
О качестве охраны школ частными охранными предприятиями можно было бы рассказать отдельно, но это слишком долго. Просто поясню, что охранное предприятие, которое будет охранять школы, выбирается в соответствии с Федеральным законом № 44-ФЗ, проще говоря – побеждает тот, кто предложит минимальную цену на свои услуги. Минимальную! Уверен, что для осознания того, кому на сегодняшний день доверена безопасность школ в нашей стране, этого вполне достаточно.
Относительно второго пункта, скажу так, статистика трагедий, не только в нашей стране, но и во всем мире пока лишь подтверждает актуальность утверждения, что все, что удалось сэкономить на обеспечении безопасности людей, впоследствии тратиться на компенсацию трагических последствий такой экономии.
За примерами далеко ходить не нужно, статистика здесь вполне наглядная:
- 2014 год, Москва, 2 погибших, 1 получил ранения;
- 2017 год, Ивантеевка, 4 получили ранения;
- 2018 год Пермь, 9 получили ранения;
- 2018 год, Сосновый бор (Бурятия), 7 получили ранения;
- 2018 год, Стерлитамак, 4 получили ранения;
- 2018 год, Керчь, 20 погибших, 65 получили ранения;
- 2019 год, Благовещенск, 1 погибший, 3 получили ранения;
- 2019 год, Вольск, 1 получили ранения;
- 2021 год, Казань, 9 погибших, 32 получили ранения;
- 2021 год, Пермь, 6 погибших, 47 получили ранения.
Список этот далеко не полный, часть подобных преступлений удалось предотвратить на стадии подготовки. Несколько таких фактов было выявлено в 2020 году, можно сказать, что в данном случае пандемия коронавируса спасла немало жизней, за счет закрытых на карантин школ и других учебных заведений. К этому списку, я бы добавил еще один, с большим количеством событий. Это перечень происшествий в образовательных учреждениях, когда причинами травм, учащихся и преподавателей было хулиганство или несчастный случай. Эти события объединяет один общий признак, все они были совершены с использованием холодного, пневматического или травматического оружия, которое свободно пронесли в школу.
К сожалению, массовые убийства, это далеко не единственная и не самая опасная угроза для учебных заведений и других мест с массовым пребыванием детей. В современном мире таких угроз с каждым годом становится все больше, это терроризм, общеуголовные преступления против личности и собственности (кражи, грабежи, вымогательства, побои, хулиганства, мошенничества и т.п.), и значительно активизировавшиеся в последние годы педофилы. Отдельно стоит рассмотреть ситуацию связанную с дорожно-транспортными происшествиями, только за 2020 год, было зарегистрировано 15 170 случаев ДТП с участием несовершеннолетних, в которых 502 ребенка погибли и 16 675 получили ранения различной степени тяжести (источник: stat.gibdd.ru). И это 2020 год, когда была активная фаза пандемии, вводились серьезные ограничения в части свободного передвижения граждан и автотранспорта, для сравнения в 2019 году число ДТП было выше на 24%, погибших на 10%, получивших травмы на 23%. Вот такую цену наши дети сегодня платят за экономию бюджетных средств, и к сожалению, на ближайшие десятилетия, нет никаких оснований для оптимистических прогнозов, количество угроз будет только расти.
Также я хотел бы задать вопрос тем, кто считает, что это дорого и обременительно для бюджета: А сколько стоит жизнь и здоровье ребенка? Нет, я не утрирую. Экономическая целесообразность рассчитывается по простой формуле - конечная цель и затраты на её достижение, а потом оценивается соразмерность планируемого результата затраченным на его достижение ресурсам. Планируемый результат, в данном случае, это безопасность детей, сохранение их жизней и здоровья. Так сколько же это стоит? Это адресовано тем, кто говорит, о том, что затраты на это не оправданы, а в дополнение, еще один вопрос к таким «экономистам»: Что в нашем государстве является наивысшей ценностью? Подскажу, ответ они могут найти во второй статье Конституции России.

Вывод по первой части

Мир вокруг нас меняется и становится все более опасным, это, к сожалению, реальность, хотя и неприятная. Вопрос: Что мы можем этому противопоставить? В настоящее время в нашей стране безопасность учебных заведений в большинстве случаев (исключение составляют лишь дорогие частные школы) обеспечивается формально, на самом примитивном уровне. Такие понятия, как комплексная (многоуровневая) или просто система безопасности существуют лишь на бумаге, в виде различных планов, отчетов и справок. Выполнение же прямых задач по охране жизни и здоровья детей вообще поручено частным охранным организациям. И как наглядно показывает практика, особых проблем для злоумышленников это не создает. Для общего понимания ситуации с охраной вполне достаточно знать, по какому принципу осуществляется выбор охранных организаций для охраны учебных заведений в нашей стране. Напомню, что охранное предприятие, которое будет охранять школы, выбирается в соответствии с Федеральным законом № 44-ФЗ, проще говоря – побеждает тот, кто предложит минимальную цену на свои услуги. В дополнение к этому хочу лишь добавить следующий отзыв:

Мнение специалиста, руководителя частной охранной организации:
Для организации качественной охраны школ, если делать все хотя бы по большей части так, как положено по закону, то цену на эту услугу можно смело умножать минимум на три. На сегодняшний день в средней полосе России за охрану одной школы (силами одного охранника в дневное время, 12-часовая смена) местные власти платят в среднем около 35 тысяч рублей в месяц (запомните эту цифру). Это то, что есть фактически.
А теперь давайте посчитаем как должно быть:
- режим работы школ 5-6 дней в неделю по 11-12 часов, продолжительность смены охранника минимум 12 часов. В соответствии с требованиями трудового законодательства, на таком объекте (при соблюдении нормы часов установленной производственным календарем) мне нужно держать минимум двух охранников, работающих по графику 2/2;
- для качественной охраны нужны специалисты. Хороший охранник (по меркам частной охраны), подготовленный, ответственный и опытный, даже в средней полосе меньше чем за 35 тысяч рублей в месяц работать не пойдет. И это, замечу, на периферии. Я уже не говорю про областные центры, и уж тем более про Москву, Санкт Петербург или нефтедобывающие регионы севера, там цифры будут на несколько порядков выше.
Исходя из этого, только на зарплату двух охранников мне нужно минимум 100 тысяч рублей в месяц, потому что кроме тех 70 тысяч рублей, которые я выдам сотрудникам на руки, еще 30 тысяч я заплачу в виде налогов и отчислений из фонда оплаты труда. Помимо этого, еще минимум 10 тысяч рублей в месяц - это расходы на ГБР, дежурную часть, установку и обслуживание тревожной кнопки, связи, специальных средств и т.п. И это при условии, что таких объектов у меня будет минимум пять, потому, как если их будет меньше, то это уже ниже порога рентабельности, и такой объект становится для меня убыточным.
Таким образом, для того, чтобы этот пост хотя бы окупил себя, нужно минимум 110 тысяч рублей в месяц. При этом замечу, что я руковожу частным охранным предприятием, а не благотворительной организацией, и основная цель, прописанная у меня в уставе, это получение прибыли. Так вот, для получения хотя бы минимальной прибыли (с которой платятся налоги) мне нужно увеличить эту сумму еще на как минимум на 10 тысяч рублей в месяц.
Вот такая математика.

Итого по самым скромным подсчетам бюджет охраны одной школы с качеством чуть выше среднего должен составлять минимум 120 тысяч рублей в месяц, и это для провинции. Исходя из вышеприведенных расчетов, напрашивается только один вопрос: каково же на сегодняшний день качество охраны школ, если обеспечивать её вынуждены за сумму, которая в три раза меньше от той, что минимально для этого необходима? Результаты такого подхода явились трагедии в Керчи, Казани, Перми и других городах, если кто-то думает, что после этих трагедий что-то изменилось, то, увы, нет. Наглядным подтверждением этому является трагический случай, произошедший 11 октября 2021 года в лицее № 51 города Махачкалы, где, в ходе драки между двумя учениками, один выхватил нож и убил другого. А также происшествие 18 октября 2021 года, в поселке Сарс, Пермского края, где один из учеников устроил стрельбу из охотничьего оружия, благо никто не пострадал. Оставим в стороне мотивы и рассмотрим лишь фактическую сторону событий, а она такова, что учащиеся спокойно принесли в школу холодное и огнестрельное оружие, и использовали его. Как мне кажется, комментарии здесь излишни.

Что делать?

В любом случае, начинать следует с признания самого факта существования угрозы. Необходимо перестать жить в мире иллюзий и осознать, что за последние сорок лет мир вокруг нас, очень сильно изменился, и изменился он совсем не в лучшую сторону. Количество различного рода угроз значительно возросло, и особенно уязвимы к ним дети, потому как в силу своего возраста и недостаточного жизненного опыта они пока не могут противостоять этим угрозам самостоятельно. Можно до бесконечности рассуждать о нравах современного общества и предаваться воспоминаниям о прошлом, только это ничего не изменит. Поэтому, нашим политикам, силовикам, журналистам и главное самим гражданам давно сделать выбор. Он прост, либо дальше продолжать делать вид, что ничего не происходит (то, что мы фактически делаем сегодня), либо, без лишних эмоций, признать тот факт, что на сегодняшний день, школы и другие образовательные учреждения стали объектами повышенной опасности. Если мы готовы это признать, значит можно переходить к следующему этапу, а именно, начать разработку эффективной модели - системы обеспечения безопасности образовательных учреждений и других мест с массовым пребыванием детей, создания в них безопасной среды от угроз террористического и криминального характера. Также надо признать, что скулшутинг явление для нашей страны достаточно новое, пока малоизученное, поэтому необходимо заимствовать опыт других стран, где с этой угрозой столкнулись раньше, чем мы. Учиться, пока еще есть такая возможность, нужно на чужих ошибках, потому как за свои, мы уже начали расплачиваться человеческими жизнями.
Итак, раз эффективной системы обеспечения безопасности образовательных учреждений, которая могла бы защитить, учащихся, преподавателей и вспомогательный персонал учебных заведений, от угроз криминального и террористического характера у нас на данный момент нет, значит нужно её создать. Я считаю, что данная работа должна строиться по двум направлениям. Помимо рассматриваемой в данном проекте системы отражения прямых угроз, необходимо развивать выявление и профилактику подобных угроз на ранней стадии. Это задача для психологов, криминологов, психиатров и иных специалистов в области анализа поведения.
В первой части статьи я привел несколько примеров эффективного подхода наших зарубежных коллег в этом вопросе. Я считаю, что в качестве основы можно использовать модель School Safety Division (SSD), применяемую в Нью-Йорке. Кратко напомню, что SSD это специальный отдел Департамента полиции города отвечающий за обеспечение безопасности школ и других учебных заведений, он состоит из трех основных подразделений:
- патрульные полицейские, обеспечивающие патрулирование районов расположения школ, и обеспечивающие оперативное реагирование по сигналам о происшествиях в учебных заведениях;
- школьные агенты безопасности, осуществляющие охрану непосредственно внутри школ, а также контроль соблюдения пропускного и внутриобъектового режимов;
- школьные дорожные регулировщики, обеспечивающие безопасность учащихся на прилегающих к школам автомобильных дорогах, за счет дополнительного контроля на пешеходных переходах и тротуарах.
Я не могу сказать точно, как именно построена схема взаимодействия подразделений обеспечения безопасности школ в Департаменте полиции Нью-Йорка, информации об этом в открытых источниках, найти не удалось, вполне допускаю, что данная информация может носить и закрытый характер (что вероятнее всего), поэтому делиться ей, наши американские коллеги не стали. Однако, исходя из собственного опыта, предположу, что система выстраивается из нескольких уровней защиты, как внешних, так и внутренних, где каждый элемент выполняет свои функции. Действия всех подразделений взаимосвязаны таким образом, что вместе они формируют единый механизм, образующий как внутри учебного учреждения, так и вокруг него, своего рода «Зону безопасности» от большинства возможных угроз, как умышленного, так и неумышленного происхождения. Схема взаимодействия выстроена таким образом, что подразделения не дублируют функции, не конкурируют, а дополняют и усиливают возможности друг друга. При этом, в случае необходимости они могут действовать как автономно, так и совместно с другими правоохранительными службами, не относящимися напрямую к подразделению обеспечения безопасности школ и иных образовательных организаций.
Такой подход, гипотетически, можно использовать и в нашей стране.

Часть 2.
Проект модели комплексной системы обеспечения безопасности школ, других образовательных учреждений, а также иных организаций и с массовым пребыванием детей, от угроз террористического и криминального характера.

Цели, задачи, структура, силы и средства

Основные цели:
снизить до минимального, риск совершения:
- тяжких преступлений и террористических актов, а также возникновения иных чрезвычайных ситуаций, угрожающих жизни и здоровью людей, в школах и других образовательных учреждениях;
- преступлений (против личности, собственности, половой неприкосновенности) и иных противоправных действий в отношении учащихся, а также преподавательского состава и административного персонала образовательных учреждений;
- дорожно-транспортных происшествий, повлекших причинение вреда здоровью учащихся, а также преподавательского состава и административного персонала образовательных учреждений;
- преступлений и иных противоправных действий, совершаемых самими учащимися образовательных учреждений;
- свести к минимуму ущерб, в тех случаях, когда предотвратить такие происшествия не представится возможным.
Для этого необходимо: на местном (городской округ) уровне, в структуре муниципальной (местной) полиции, должен быть создан (назовем условно) – Отдел обеспечения безопасности учебных заведений (в дальнейшем - ООБУЗ). В качестве образца организационно-штатной структуры для него можно использовать формат, аналогичный SSD NYPD. Основными объектами его деятельности должны стать дошкольные*, учреждения начального, среднего, среднего профессионального, а также высшего* образования.

* Должны ли входить в этот перечень детские дошкольные учреждения и высшие учебные заведения? В первоначальной версии проекта их не было. Однако трагические прецеденты в 2019 году в Нарьян-Маре и в 2021 году в Перми, прямо указывают на то, что необходимость в этом есть.

В составе ООБУЗ должны быть 3 структурных подразделения (наименования условны):
1. Рота оперативного реагирования;
2. Рота специализированной охраны;
3. Отделение безопасности дорожного движения.
Теперь о каждом из подразделений более подробно*.

* все расчеты штатной численности подразделения выполнены приблизительно, для условного города с населением 450-500 тысяч жителей, где имеется 85 объектов, относящихся к компетенции ООБУЗ.

Рота оперативного реагирования (в дальнейшем РОР):
Штатная численность определяется из расчета 1 мобильного патруля в составе 3 сотрудников, на 4–5 учреждений. Таким образом, ежедневно на смену должно заступать 16 - 18 экипажей.
График несения службы односменный, 6 дней в неделю, общая продолжительность смены 13,5 часов, из них время непосредственного нахождения на маршруте 12,5 часов. Наряды перекрывают свои маршруты в период с 06.30 до 20.00.
Общая численность роты должна составлять 115 сотрудников, из них:
- командно-офицерского состава - 5 сотрудников (командир роты - 1, заместитель командира роты – 1, командир взвода – 3);
- рядового и сержантского состава (патрульные полицейские) - 110 сотрудников.

Рота специализированной охраны (в дальнейшем РСО):
Штатная численность определяется из расчета 2 сотрудника (при графике 2/2) на 1 учреждение. Ежедневно на смену должно заступать от 60 до 85* и более** сотрудников.

* Крайне спорный вопрос о том, есть ли необходимость в наличии стационарного поста охраны в детских дошкольных учреждениях, либо достаточно разработки эффективных алгоритмов действий персонала в случае чрезвычайных ситуаций, наличия системы укрепленности и технических средств безопасности. Однако это совсем не означает, что если до сегодняшнего дня, мы не сталкивались с угрозами подобного типа, то мы защищены от них в будущем. Лично я считаю, что в случае необходимости отражения прямой угрозы, схема: техника + человек, всегда эффективнее, чем по отдельности.

** Обеспечение безопасности высших учебных заведений требует большего количества сотрудников РСО, это как минимум несколько стационарных постов охраны и одна или несколько патрульных групп. В настоящее время во многих ВУЗах помимо сотрудников ЧОП, действуют еще и собственные службы безопасности. Именно так всё было организовано в пермском университете, трагедия, произошедшая в нем 20 сентября 2021 года, наглядно показала абсолютную неработоспособность такой схемы при реальных чрезвычайных ситуациях.

График несения службы односменный, 6 дней в неделю, общая продолжительность смены 13 часов, из них непосредственно на объекте 12 часов. Сотрудники несут службу на постах охраны в период с 07.00 до 20.00.
- командно-офицерского состава - 3 сотрудника (командир роты - 1, заместитель командира роты – 1, командир взвода – 3);
- сотрудников службы специализированной охраны – 140 или более сотрудников.

Отделение безопасности дорожного движения (в дальнейшем ОБДД):
Штатная численность определяется из расчета количества нерегулируемых пешеходных переходов и «опасных» участков проезжей части вблизи учебных заведений. Подобных участков и переходов будет примерно 70, значит ежедневно на смену должно заступать 70-75 регулировщиков.
Условия работы и категория сотрудников здесь должны быть иные. Учитывая то, что среди возложенных на них задач нет оперативного реагирования и прямого участия в устранении угроз, это должны быть сотрудники, не относящиеся к аттестованному составу. График работы для ОБДД тоже не совсем стандартный. По факту регулировщики задействованы в непосредственном исполнении должностных обязанностей 4 часа в день, но эти часы разделены таким образом: 1 час утром, 2 часа днем и 1 час вечером. Соответственно, что работа (а скорее даже подработка) в таком графике больше подходит для людей старшего поколения, точнее для определенной их части, а именно пенсионеров и ветеранов службы в правоохранительных органах. Ставка именно на эту категорию сделана, в том числе и по другим причинам, к которым мы еще вернемся чуть позже.

Эти подразделения выстраивают три рубежа безопасности:
Рубеж № 1 (внешний, удаленный).
На этом рубеже службу несут сотрудники ОБДД, они выполняют две основных задачи:
Задача 1: находясь на пешеходных переходах автомобильных дорог, расположенных вблизи школ, они обеспечивают безопасность учащихся, которые идут в школу или возвращаются домой. Своим демонстративным присутствием они контролируют соблюдение ПДД как водителями транспортных средств, так и пешеходами.
Задача 2: осуществляя контроль безопасности дорожного движения на своих маршрутах, сотрудники осуществляют внешнее, визуальное наблюдение за обстановкой вблизи учебных учреждений. Фиксируют пешеходов - как детей, так взрослых, а также автотранспорт. При этом, используя навыки анализа поведения, они выявляют лиц заслуживающих повышенного внимания. Сведения о таких лицах немедленно передаются ближайшему экипажу РОР для проверки.
Сотрудники ОБДД одеты в специальную форменную одежду, оснащенную дополнительными яркими и светоотражающими элементами. Они оснащены средствами радио или иной специальной связи, видеорегистраторами, жезлами со светоотражающими элементами, приборами световой и звуковой сигнализации, а также аптечками доврачебной помощи.
Сотрудники ОБДД не вооружены, использование на службе личного, гражданского огнестрельного оружия самообороны им также запрещено. Из всего арсенала специальных средств им разрешено иметь при себе электрошоковое устройство или аэрозольную упаковку слезоточивого газа, и то лишь в качестве средства личной самообороны.

Рубеж № 2 (внешний).
На этом рубеже службу несут сотрудники РОР, перечень их задач значительно шире:
Задача 1: находясь на маршрутах патрулирования вблизи учебных учреждений и иных мест, составляющих «особенности маршрута», они обеспечивают общественный порядок, защиту учащихся от противоправных действий людей и нападения агрессивных животных. Своим демонстративным присутствием они осуществляют профилактику и пресечение преступлений и административных правонарушений.
Задача 2: осуществляют визуальное наблюдение за обстановкой, пешеходами и автотранспортом. Используя навыки анализа поведения, выявляют лиц заслуживающих повышенного внимания. Останавливают таких лиц, осуществляют проверку их личности, документов, при необходимости проводят личный досмотр, а также досмотр переносимых вещей (сумок, рюкзаков, футляров и т.п.) и автотранспорта. Осуществляют такие проверки, как по собственной инициативе, так и по информации, переданной сотрудниками ОБДД, иными правоохранительными органами (службами), а также гражданами.
Задача 3: осуществляют оперативное реагирование на сообщения о противоправных действиях и иных происшествиях, представляющих непосредственную угрозу жизни и здоровью граждан (в том числе природного и техногенного характера), произошедших на территории, а также вблизи учебных заведений. Выезжают на сообщения о сигналах тревоги в учебных заведениях, находящихся на маршруте патрулирования.
Задача 4: оказывают содействие сотрудникам ОБДД и РСО в исполнении их задач, взаимодействуют с сотрудниками по делам несовершеннолетних территориального подразделения МВД России.

Рубеж № 3. (главный)
На этом рубеже службу несут сотрудники подразделения специализированной охраны. Их посты расположены непосредственно в школах, на них возложен весь перечень задач по обеспечению безопасности жизни и здоровья учащихся, преподавателей и других работников, а также имущества учебного заведения. Именно эти сотрудники обеспечивают соблюдение контрольно-пропускного и внутриобъектового режимов, как в основном здании, так и на прилегающей территории.
Помимо охранной функции, на этих сотрудников возложен и ряд соответствующих полицейских задач внутри учебных заведений, в том числе плотное взаимодействие с руководством, психологом, и социальным педагогом учебного заведения, а также сотрудниками по делам несовершеннолетних территориального подразделения МВД России.
Именно эти сотрудники призваны заменить собой охранников частных охранных организаций, на которых эта функция возложена в настоящее время. Важно понимать, что в отличие от частных охранников, сотрудники РСО являются полицейскими, хоть и муниципальными. А этот статус, помимо более широкого перечня возможностей, ставит перед ними большее количество задач и делает значительно шире зону их ответственности. Речь идет о специфических (негласных) полицейских задачах, которые сотрудникам РСО придется выполнять на закрепленном объекте. Раскрывать детали этой работы я не буду, так как они напрямую связаны с закрытыми аспектами полицейской деятельности. За организацию такой работы должен отвечать заместитель командира подразделения по службе. В качестве кандидата на эту должность должны рассматриваться только бывшие сотрудники МВД России, с опытом работы территориальных (земельных) подразделениях уголовного розыска.

Некоторые вопросы комплектования и обучения сотрудников ООБУЗ
В системе профессиональной подготовки сотрудников, помимо стандартных полицейских дисциплин, важный упор должен быть сделан на обучение анализу поведения. На сегодняшний день в ЦПП МВД России с сотрудниками строевых подразделений — это направление изучается лишь поверхностно, в программе подготовке ему уделяется от 8 до 12 часов. Здесь же это направление должно стать доминирующим, как на этапе первоначальной подготовки, так и в дальнейшем - в системе служебной подготовки и повышения квалификации. Особенно важным это является для сотрудников ОБДД, поскольку именно они первый, дальний рубеж безопасности. Мимо них проходит основной поток людей, который движется в сторону учебных учреждений, соответственно, чем лучше сотрудники ОБДД будут уметь выявлять в этом потоке лиц с признаками преступных намерений, тем эффективнее будет построенная защита.
Я неспроста ранее отметил, что при комплектовании ОБДД предпочтение стоит отдавать находящимся на пенсии ветеранам службы в правоохранительных органах, в первую очередь бывшим сотрудникам строевых подразделений. Дело в том, что за годы службы на улице, в постоянном контакте с людьми, у них сформировался свой, своего рода внутренний детектор, благодаря которому им удается по малейшим деталям в поведении выявить злоумышленника в потоке людей. Если добавить к этому еще и дополнительное обучение анализу поведения, то это значительно усилит их профессиональные навыки и, соответственно, серьезно повысит эффективность работы. Помимо этого, необходимо серьезное внимание уделить психологической подготовке и тактике ведения переговоров, действиям при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера. Постоянно должны проводиться практические занятия, учения и тренировки по отработке различных вводных. На постоянной основе должен изучаться и анализироваться российский и международный опыт в вопросах обеспечения безопасности объектов с массовым пребыванием детей. Рассматриваться и учитываться вся возможная информация о потенциальных угрозах и их сценариях, с учетом этого должны корректироваться повседневные задачи и должностные обязанности личного состава.

Как работает эта система
Её основной принцип — это создание максимально возможного числа препятствий, на пути злоумышленника к объекту его преступного замысла. Чем сложнее будет для него этот путь, тем больше шансов на то, что его удастся остановить до того, как он успеет реализовать свои противоправные намерения. На сегодняшний день, как показывает практика, «Школьных стрелков» не останавливает ничего. Они спокойно доходят с оружием и взрывчаткой до учебных заведений, легко проникают внутрь и осуществляют задуманное. Основная цель предлагаемой системы – изменить существующее положение дел, создав и расставив «барьеры» на пути преступника.
Первым препятствием для него должен стать «нулевой» (он же скрытый) рубеж безопасности. Этот рубеж повышает вероятность того, что благодаря проводимым сотрудниками РСО совместно с психологами и социальными педагогами школ, а также сотрудниками ПДН территориального отдела МВД негласным мероприятиям, потенциальный стрелок или террорист* будет выявлен еще на стадии подготовки к преступлению.

* Хотя некоторые и не видят разницы, но я все же склонен разделить эти два типа преступников по их мотивации. Для «Школьного стрелка» массовое убийство — это способ самовыражения, он руководствуется одному ему понятными целями и пытается донести до окружающих лишь свое личное послание. Террорист совершает преступление, руководствуясь конкретной идеологией, и преследует цели, которые данная экстремистская идеология (или организация) исповедует.
Примечание: с терактами в учебных заведениях, совершенных именно террористами-одиночками, в нашей стране пока не сталкивались, но, к сожалению, скоро столкнемся. Судя по имеющимся тенденциям, международные террористические организации делают ставку именно на такой способ совершения террористических актов.

Вторым барьером должен стать рубеж безопасности №1.
Когда преступник выдвинется к своей цели, то с высокой долей вероятности ему придется проходить (проезжать) в тех местах, где несут службу сотрудники ОБДД. А значит, велик шанс того, что они заметят в потоке людей, движущихся в направлении школы, человека, который своим поведением дает основание предположить о его преступных намерениях.
Третьим барьером является рубеж безопасности №2.
Если злоумышленнику все же удастся обойти посты сотрудников ОБДД, то высока вероятность того, что он попадет в поле зрения сотрудников РОР, осуществляющих патрулирование (в режиме «свободный поиск») территорий, примыкающих к учебным заведениям, на маршрутах активного передвижения учащихся.
Сразу хочу опередить доводы скептиков о том, что фильтрация людского потока с целью выявления лиц с подозрительным поведением, используя методы поведенческого анализа малоэффективна, и опытный преступник легко её обойдет. Не стану возражать, это действительно так, если речь идет о профессионале. Здесь же мы имеем дело с совершенно иными субъектами, теми, для кого это преступление является первым, и в большинстве случаев, последним в их жизни. Если это «Школьный стрелок», то финалом запланированной им акции, как правило, является суицид. Если теракт, то исполнителем его, в большинстве случаев, тоже станет террорист-смертник. Проще говоря, в обоих случаях мы имеем дело с дилетантами.
Профессионалы могут участвовать в планировании и подготовке таких преступлений, но не в их исполнении. Соответственно, ни о каком профессиональном хладнокровии и самоконтроле двух данных категорий преступников говорить не приходится. Зачастую все как раз наоборот - их поведение содержит большое количество внешних признаков того, что они задумали. И если на их пути окажутся люди, способные эти намерения распознать и нейтрализовать возможную угрозу, то с большой долей вероятности десятки, а может и сотни жизней в этот день будут спасены. Важно довести до возможного максимума вероятность пересечения их путей.
Четвертым барьером является рубеж безопасности №2.
Если же преступнику удастся преодолеть предыдущие рубежи безопасности, то на его пути должны встать сотрудники подразделения специализированной охраны, на которых возложено обеспечение безопасности непосредственно на территории учреждения. Именно им предстоит решать самые сложные задачи: не дать преступнику реализовать его преступный замысел, остановить его до того, как пострадают люди, оперативно нейтрализовать угрозу и её последствия, либо минимизировать их. Все это требует от сотрудника, которому поручена эта работа, определенных личных качеств и высокого уровня профессиональной подготовки, поэтому данные сотрудники должны в обязательном порядке относиться к аттестованному составу муниципальной (местной) полиции.
Для большего понимания, принципа работы вышеописанной модели безопасности учебных учреждений, проведем теоретический эксперимент, на примере двух последних трагедий в Казани и Перми.
Для начала, кратко сравним обе ситуации:

Казань 11 мая 2021 года:

в этот день 19-летний преступник, вооруженный огнестрельным оружием и самодельным взрывным устройством совершил нападение на школу. В результате этой атаки, погибли 9 человек, еще 18 получили ранения различной степени тяжести, сам преступник добровольно сдался, прибывшим на место сотрудникам полиции.
Хронология событий:
(анализ материалов, взятых из официальных средств массовой информации):
- (точное время неизвестно, приблизительно 09 часов 15 минут) преступник движется по улице к центральному входу в школу, в руках у него ружье, он не прячется, навстречу ему идут люди, мимо проезжают автомобили. Это зафиксировано камерами видеонаблюдения. Здесь надо отметить один очень важный момент, что сообщений о вооруженном человеке, движущемся в направлении школы в полицию не поступало;
- 09 часов 18 минут, на телефон полиции поступает первое сообщение о выстрелах на территории школы, в этот момент преступник еще находился во дворе и вел стрельбу по окнам;
- 09 часов 19 минут, преступник проникает в здание школы, в холле он видит сотрудника обслуживающего персонала и стреляет в него, тот получает тяжелое ранение. В этот момент Галявиев приводит в действие самодельное взрывное устройство, происходит взрыв;
- 09 часов 20 минут, преступник передвигается по зданию школы и ведет беспорядочную стрельбу, он ищет открытые классы и другие помещения, убивает всех, кто вышел на звуки выстрелов, ему удалось найти несколько открытых классов где им были бесчеловечно и жестоко расстреляны дети и учителя;
- 09 часов 33 минут, к школе прибывает первый полицейский наряд, преступник сам выходит на встречу полицейским и сдается.

Пермь 20 сентября 2021 года:

18-летний преступник, вооруженный огнестрельным оружием совершил нападение на университет. В результате этой атаки, погибли 6 человек, еще 47 получили ранения различной степени тяжести. Прибывшими на место сотрудниками полиции преступник был ранен и задержан.
Хронология событий:
(анализ материалов, взятых из официальных средств массовой информации):
- около 11 часов, такси привозит преступника к автобусной остановке расположенной примерно в 250 метрах от входа в кампус университета, он заходит в остановку и находится там, около 15 минут. Предположу, что он доставал сложенную в сумке экипировку (жилет, шлем, перчатки, подсумки), одевал и подгонял, снаряжал патронами ружье и размещал его в сумке в положение удобное для быстрого выхватывания (судя по записям с камер наблюдения при выходе из остановки оружие еще находится в сумке). От остановки до входа на территорию кампуса около 250 метров, которые преступник неспешна преодолевает не от кого не прячась, где-то на этом участке достает оружие из сумки и производит несколько выстрелов по проезжающим мимо автомобилям;
- примерно в 11 часов 30 минут преступник входит на территорию кампуса и ведет беспорядочную стрельбу по разбегающимся людям, некоторые из выстрелов достигают цели, есть первая погибшая. Бекмансуров движется к входу в учебный корпус, не встречая никаких преград на пути, он проникает в помещение. Внутри, он хладнокровно, в упор расстреливает студента и безоружного сотрудника частной охраны. Дальше преступник беспрепятственно передвигается по этажам сначала одного корпуса, стреляя во всех кто попадается на его пути.
- около 12 часов 00 минут преступник переходит в другой корпус университета продолжая вести огонь по всем кто попадает в поле его зрения.
- примерно в 12 часов 03 минуты очевидец событий сообщает о происшествии, находившимся недалеко и оформлявшим дорожное происшествие сотрудникам ДПС.

Очень важный момент, что информацию о стрельбе в университете, сотрудники получили при личном обращении к ним одного из очевидцев, не от дежурной части, не по средствам служебной радиосвязи, а от свидетеля. Через 30 минут после начала стрельбы. Данный факт, можно было бы списать на домыслы СМИ, но непосредственный участник событий, который первым прибыл на место преступления и нейтрализовал преступника, младший лейтенант полиции Константин Калинин, в своем интервью размещенном пресс-службой МВД России, его полностью подтвердил.

- приблизительно в 12 часов 06 минут, наряд ДПС в составе 2 сотрудников прибывает на территорию университета;
- около 12 часов 15 минут, сотрудник полиции обнаруживает преступника в холле корпуса и в ходе короткой перестрелки, несколькими выстрелами, нейтрализует его.
Обе этих трагедии в очередной раз наглядно продемонстрировали полную беззащитность учебных заведений и других мест с массовым пребыванием детей, перед преступниками и террористами. События в Керчи, а особенно в Казани и Перми очень схожи между собой, убийцы использовали одни и те же уязвимости.
А теперь, рассмотрим гипотетическую вероятность альтернативного развития событий, что если бы вышеизложенная модель системы обеспечения безопасности школ и других учебных учреждений была реализована. Кратко напомню, что в основе предлагаемой модели заложена система из трех рубежей безопасности: двух внешних и одного внутреннего. Каждый рубеж обеспечивает выполнение широкого спектра задач по выявлению и нейтрализации как явных, так и скрытых угроз, криминального или террористического характера. Рубежи являются элементами единой системы безопасности, однако при необходимости могут действовать автономно, либо во взаимодействии с другими правоохранительными органами. На примере трагедии в Казани и Перми:
1. Рубежи безопасности № 1 и 2 (внешние):
Судя по видеозаписям событий, в обоих случаях преступник спокойно шел по оживленной улице, вдоль автомобильной дороги с оружием в руках, при этом он не скрывал своих намерений, при этом в Перми он еще и стрелял по проезжающим машинам. Их видели, как пешеходы, так и водители проезжавших мимо автомобилей. Преступников никто не остановил, никто не позвонил в полицию. Согласно исследований, проведенных журналистами, в Казани путь от дома преступника до школы составлял около 300-350 метров, он проходил через оживленные места, центральные улицы, дворы жилых домов, общественные учреждения. Время в пути убийцы до места преступления составило около 5-6 минут. В Перми подозреваемый двигался от остановки общественного транспорта куда прибыл на такси, расстояние составило около 250 метров, также по оживленным улицам.
Если бы, на данных рубежах, находились сотрудники подразделений, предусмотренные комплексной системой обеспечения безопасности, в этом случае, с высокой вероятностью преступник был бы обезврежен еще на подходе к зданию школы. Это могло бы произойти при столкновении преступника с патрулем РОР второго рубежа безопасности, в задачу которого входит патрулирование территорий, расположенных вблизи школ и иных детских учреждений. В Казани, районе школы подвергшейся нападению таких учреждений 2, рядом расположено еще и детское дошкольное учреждение. В Перми в непосредственной близости располагается школа и несколько учебных учреждений среднего профессионального образования. Исходя из этого, при распределении маршрутов патрулирования данный район получил бы статус приоритетного. Даже в том случае, если бы преступник не был бы замечен патрулем 2 рубежа безопасности, он с высокой долей (почти 100%) вероятности был бы замечен сотрудниками ОБДД 1 рубежа безопасности, учитывая маршрут движения, напомню, что в обоих случаях преступники двигались вдоль автомобильной дороги. Заметив подозреваемого, сотрудники ОБДД незамедлительно передали бы информацию о нем, сотрудникам РОР и РСО.
2. Рубеж безопасности № 3 (внутренний):
Согласно хронологии событий и данных предварительного расследования, в Казани пост охраны в школе вообще отсутствовал, в Перми безоружный сотрудник ЧОП был убит одним из первых, входные двери в помещение (в обоих случаях они были из стекла и пластика) преступника также не остановили. После чего, в течении длительного времени (Казань 15 минут, Пермь судя хронологии почти 45 минут) преступник беспрепятственно передвигался по помещениям учебных заведений стреляя по всем, кого сумел найти, а в Казани еще и использовал самодельные взрывные устройства с поражающими элементами.
Если бы, на данном рубеже, находились сотрудники РСО, в этом случае, с высокой вероятностью, получив информацию о прямой или вероятной угрозе от:
- сотрудников ОБДД;
- сотрудников РОР;
- очевидцев;
- сотрудников МВД (получивших сигнал в службу 102),
либо самостоятельно, увидев приближающегося преступника по камерам видеонаблюдения, сотрудник РСО задействовал бы экстренный протокол безопасности, включил сигнал тревоги, а дальше используя специальные средства сдерживания (в том числе технические средства ограничения доступа в помещение), а также оружие и средства активной обороны задержал преступника или нейтрализовал его, либо как минимум, создал условия, при которых тот не успел бы проникнуть внутрь помещения, до прибытия сил оперативного реагирования.
Примерно так, могли бы развиваться события. Да, история не терпит сослагательного наклонения, изменить прошлое, мы при всем желании не можем. Однако, изменить будущее, пока еще в наших силах.
Помимо этого, исходя из анализа данных трагедий, а также еще нескольких аналогичных преступлений, в том числе совершенных в других странах, к ранее изложенному проекту, я хотел бы добавить еще несколько дополнительных мер, использование которых позволило бы значительно усилить уровень безопасности образовательных учреждений.
Вот эти меры:
1. Прямой доступ полиции к системам видеонаблюдения школ
Смоделируем схожую ситуацию на примере Керчи, Казани и Перми. В дежурную часть полиции поступает сообщение о стрельбе на территории школы, дежурная часть ФСВНГ подтверждает, что с данной школы получен сигнал тревоги. На место происшествия направлены наряды полиции и Росгвардии, время прибытия 4 минуты. Но, что им известно? Только то, что на территории школы, что-то происходит, но что именно: массовое убийство, захват заложников, террористический акт? В какой части школы? На каком этаже? В каком кабинете? Сколько преступников? Чем они вооружены? Каков уровень угрозы? Это лишь минимальный перечень вопросов, ответы на которые дежурный должен получить в течении этих трех минут пока патрули добираются до места происшествия. Только при наличии такой информации реагирование будет эффективным, если до прибытия на место патрульные уже будут знать краткую картину происходящего, куда им двигаться в помещении (а школы, это как правило здания в 3-4 этажа, большие по площади, несколько крыльев, с большим количеством внутренних помещений). Каждая напрасно потраченная сотрудниками полиции минута, это дополнительные жертвы среди учащихся и сотрудников школы. Как за 4 минуты получить максимум точной и полезной информации? Это можно сделать лишь одним способом, обеспечив полиции техническую возможность удаленного доступа к системам видеонаблюдения школ и других учреждений с массовым пребыванием детей. Получив сигнал тревоги, сотрудник дежурной части полиции должен иметь возможность незамедлительно, со своего рабочего места, получить полный контроль над системой видеонаблюдения школы, из которой получен сигнал тревоги. Если дополнить эту систему еще несколькими техническими возможностями, это могло бы повысить её результативность. Например, интеграцию камер с 3D моделью здания, или хотя бы его электронной схемой, что бы местонахождение каждой камеры сразу отображалось на схеме и дежурный найдя на мониторе нужное ему событие, мог понять где именно в здании оно происходит. Это позволит в течении 1-2 минут более объективную и детальную информацию о происходящем, которую дежурный может оперативно передать двигающимся к месту происшествия патрулям, а также осуществлять визуальный контроль ситуации, корректируя действия патрульных с учетом изменений обстановки в режиме реального времени.

2. Прямой доступ полиции к системам внутренней связи школ
По рассказам очевидцев трагедии в Казани, учителя и ученики при эвакуации из здания школы координировали свои действия через чаты в мессенджерах. Такая схема связи особенно в подобной ситуации может быть опасна, преступник может сам состоять в таком чате (большинство нападений на школы совершают их ученики), может использовать мобильное устройство одной из жертв, тем самым получать информацию о местах укрытия возможных жертв и путях их эвакуации, либо, либо, что еще страшнее запускать ложную информацию заманивая жертв в ловушку. Для сведения к минимуму подобных рисков, необходимо обеспечить все школы системой внутренней, телефонной связи (во многих школах такая система уже есть, в каждом классе имеется телефонный аппарат внутренней связи), данная система связи должна иметь только одно защищенное внешнее подключение, к дежурной части полиции.

3. Наличие в классах и служебных помещениях дополнительных дверей-решеток раздвижного типа
Данные двери необходимы только для использования в экстренных ситуациях, в остальное время они могут находиться в сложенном состоянии. Установка таких дверей позволяет обеспечить надежное ограничение входа в помещение без необходимости использования массивных цельнометаллических дверей. В школах и других учебных заведения, как правило используются достаточно простые и ненадежные деревянные или пластиковые двери, зачастую еще и оснащенные вставками из стекла или прозрачного пластика. Для преступника, вооруженного огнестрельным или холодным (например, топором) оружием, такая дверь не является препятствием. Но если помимо обычной двери установить еще и раздвижную решетчатую дверь, состоящую хоть и из легких, но достаточно прочных металлических звеньев, образующих мелкоячеистую металлическую сетку, то эта конструкция выполнит свою главную задачу – обеспечит надежную защиту доступа в помещение, в установленный временной промежуток. На то, чтобы взломать такую конструкцию преступнику, даже при наличии инструментов понадобится 5-7 минут. Этого времени будет достаточно либо для прибытия сил полиции и задержания преступника, либо эвакуации детей и персонала через окна. Аналогичные двери необходимы и на центральных и запасных входах и выходах в здание школы.

4. Уникальный протокол действий по сигналу «Тревога»
Для каждый школы, должен быть разработан уникальный протокол безопасности, который должен содержать перечень обязательных действий каждого сотрудника школы по сигналу «Тревога». Документ должен быть разработан специалистами правоохранительных органов, с учетом особенностей каждой школы. Каждый класс, каждое служебное помещение в школе должны быть обследованы специалистами по безопасности. На основании этого обследования в каждом помещении должна быть определена «Зона безопасности», границы этой зоны, схема размещения в ней детей и учителей, а также другие особенности должны быть внесены в данный протокол. После утверждения протокола, он должен получить гриф «Для служебного пользования» и храниться в специализированном полицейском подразделении. Весь персонал учебного заведения должен знать, а главное понимать, что содержание этого документа является закрытой информацией, не подлежащей разглашению. Учения и тренировки по отработке практических навыков персонала школы по действиям при получении сигнала «Тревога» должны проводиться без учащихся, только персонал школы и сотрудники правоохранительных органов и оперативных служб. Это необходимо, по той причине, что большинство массовых убийств в учебных заведениях совершается их учащимися и как показывает практика, к преступлениям они тщательно готовятся, поэтому знание ими протокола действий по сигналу «Тревога» позволит им скорректировать тактику преступления таким образом, чтобы нанести максимальный ущерб.

5. Наличие в классах дополнительных средств экстренной эвакуации
Среди пострадавших в трагедии в Казани и Перми были пострадавшие получившие серьезные травмы при падении с высоты, это произошло, когда они пытались покинуть помещения школы (университета) через окна 2, 3 и 4 этажей. Этого можно было бы избежать, если бы в классах были средства аварийной эвакуации, даже самые простые, например - веревочные лестницы. Данные средства должны быть стационарно закреплены, на штатные крепления и находиться в непосредственной близости от подоконников, таким образом, чтобы в случае необходимости их можно было быстро развернуть и сразу начать использовать. Практические занятия по использованию данных средств можно проводить на уроках физкультуры, занятиях по ОБЖ и учениях и тренировках где отрабатываются навыки действий при пожаре.

Планируемый результат:

Реализация вышеуказанного проекта, решает целый комплекс задач по обеспечению безопасности образовательных учреждений и иных мест с массовым пребыванием детей и подростков. Результатом должно стать значительное снижение:
1. количества особо тяжких преступлений, таких как: терроризм, убийство, захват заложников, причинение тяжкого вреда здоровью, совершенных в отношении учащихся, преподавателей и иного персонала, на территории и вблизи учебных учреждений;
2. количества преступлений против личности и собственности, средней и небольшой тяжести, таких как: кражи, грабежи, вымогательства, хулиганства, побои, совершенных в отношении учащихся, преподавателей и иного персонала, на территории и вблизи учебных учреждений;
3. фактов распространения наркотических, психотропных и иных запрещенных веществ, на территории и вблизи учебных учреждений;
4. количества дорожно-транспортных происшествий с участием детей и подростков;
5. количества преступлений и административных правонарушений, совершаемых учащимися школ и иных учебных учреждений;
6. количества пострадавших при чрезвычайных ситуациях криминального, природного или техногенного характера.
В долгосрочной перспективе, это позволит сберечь жизни, здоровье и судьбы многим детям.

Вместо послесловия

Главной целью написания данной статьи для меня было показать, что любая проблема решаема, если изменить подход к её решению. Не заниматься, как у нас это принято в любой ситуации, поиском крайних, назначением виноватых, и рассуждениями из серии «А вот в третьем веке до нашей эры такого не было…». Давно пора беспристрастно разобраться в реальных причинах и сосредоточить усилия на том, как не допустить повторения подобных трагедий в будущем. Проанализировать отечественный и зарубежный опыт в данном вопросе.
Не нужно быть провидцем, что бы увидеть, что в ближайшие несколько десятилетий человечество не ждет ничего хорошего. Перенаселение, истощение ресурсов, ухудшение экологии, эпидемии, локальные конфликты, беженцы, неконтролируемая миграция, рост активности террористических организаций и популярности экстремистских идеологий. Это лишь малая доля из того, с чем человечеству предстоит столкнуться в 21-м веке, начало этого процесса мы можем наблюдать уже сейчас. В дальнейшем, все эти негативные явления будут только развиваться, а вместе с ними, будет активно расти число угроз безопасности: преступность, терроризм, катастрофы природного и техногенного характера.
Исходя из этого, мы можем выбрать одну из двух возможных стратегий дальнейшего развития:
- первая, смириться, признать это, хоть и неприятной, но неотъемлемой частью жизни, поменьше об этом думать и втайне надеяться, что лично нас и наших близких это не коснется.
- вторая, признать, что мы столкнулись с новым видом угрозы для национальной безопасности нашей страны, которая требует особых мер противодействия. А это значит, что она должна быть внесена в перечень таких угроз, предусмотренный ст. 47 Стратегии национальной безопасности Российской Федерации (утвержденной Указом Президента России № 400 от 22.07.2021). На основании этого должна быть разработана и внедрена модель комплексной системы противодействия таким угрозам. Для этого необходимо изучить опыт других стран в данном направлении, выбрать лучшее, дополнить отечественными предложениями и существующими наработками, а после внедрить. Постоянно и внимательно следить за ходом использования новой системы, анализировать и выявлять слабые места, прогнозировать вероятные угрозы, улучшать и дорабатывать её на основе этих прогнозов.
Пришло время перестать бояться создавать и внедрять что-то новое, и нет ничего зазорного в том, чтобы для этого перенять лучшее из того, что есть у других стран в этом вопросе. В этом случае мы могли бы создать лучшую в мире систему безопасности объектов с массовым пребыванием детей, и тогда, не исключено, что в будущем, учиться будут уже у нас. Да, от ошибок никто не застрахован, но цена ошибок допущенных в данном направлении будет измеряться только деньгами, ведь по факту, систему предстоит строить на пустом месте, а значит сделать хуже, чем есть сейчас просто невозможно. А вот за дальнейшее бездействие в данном вопросе мы продолжим платить жизнями и здоровьем детей, что собственно сейчас и происходит. Вот два варианта того, как мы можем действовать дальше, будем ли мы и дальше придерживаться первого или признаем, наконец, что пора переходить ко второму. Выбор за нами.

Работа над статьей была начата в октябре 2018 года:
- часть 1, была опубликована 10 мая 2019 года;
- часть 2, опубликована 22 февраля 2020 года;
- 15 мая 2021 года опубликовано дополнение к части 2;
- 01 ноября 2021 года, опубликована полная версия статьи, с учетом всех изменений и дополнений.

фото в заголовке 1 части, с сайта New York Daily News





назад к списку статей




Поделиться своим мнением, принять участие в обсуждениях или внести предложения,
вы можете в нашей группе


назад к списку статей